Главная  |  О журнале  |  Новости журнала  |  Открытая трибуна  |  Со-Общения  |  Мероприятия  |  Партнерство   Написать нам Карта сайта Поиск

О журнале
Новости журнала
Открытая трибуна
Со-Общения
Мероприятия
Литература
Партнерство


Архив номеров
Контакты





Купить квартиру в новостройке в обнинске.
Сейфы огнестойкие



soob.ru / Архив журналов / 2004 / Кризис. Предназначение. Человеческий капитал. / Оперативный простор

"План Андропова" десять лет спустя


Русскому человеку трудно без конспирологии

Михаил Любимов
полковник разведки в отставке, писатель
mlyubimov@hotmail.com
Версия для печати
Послать по почте

В середине прошлого десятилетия российская общественность была взбудоражена провокативной информацией о секретном «проекте «Голгофа», с ног на голову ставившей историю перестройки. Автор её, элитный сотрудник КГБ Михаил Любимов, утверждал, что рыночные реформы в России стали частью разработанного в недрах спецслужб плана фундаментальной транскризисной реорганизации общества. При этом озвученный автором сценарий был поразительно схож с российской реальностью 80-х – 90-х годов. Но в наши дни тема, поднятая 10 лет назад, обретает новое, неожиданное прочтение. И при этом вдумчивому читателю ясно, что ещё не всё можно рассказать…

БЛАГОДАТНАЯ ПОЧВА ДЛЯ МИФА

– Михаил Петрович, шумиха вокруг одной из ваших книг была связана с шокирующей трактовкой нашей новейшей истории, поданной вами от первого – и главного действующего – лица. Перестройка как некое «чистилище» для страны – транскризисный сценарий, разыгранный КГБ… Между тем, о прозаике Любимове принято писать: «Все его шпионские истории имеют жизненную основу»…

– Всё не так однозначно. Действительно, статья «Операция «Голгофа» была опубликована в 1995 году в газете «Совершенно секретно», как фрагмент романа, который вышел позже под названием «Декамерон шпионов». Генеральный секретарь ЦК КПСС и глава КГБ Юрий Андропов изображён в роли автора секретного плана принудительного (и как ожидалось – терапевтического) политико-экономического кризиса для Советского Союза. Страна должна была быть ввергнута в него для возвышения её нравственного потенциала, чтобы её граждане убедились, что капитализм – это зло. И снова бы всей душой повернулись к социализму. Через новую буржуазную революцию – к новой социалистической. «Через кризис – к стабильности».

Самое поразительное: через почти десятилетие после публикации произошло то, что описано в книге, что задумал, по сюжету, Андропов. Приход к власти такого лидера, как Путин, причём именно к прочной, авторитетной власти… Словно что-то свыше водило моим пером. (Смеётся.)

Конечно же, это художественный вымысел. Юрий Андропов изображён у меня совсем не таким, каким он был в жизни. Конечно, он хотел для родной страны развития, позитивных перемен, но показывать его завзятым реформатором – странно. Не забывайте, что Андропов был марксистом, а это налагает ограничения на… политическую фантазию. По сюжету, страна должна была пройти через период частной собственности. На самом же деле в то время любой член Политбюро, включая Горбачёва, услышав слова «частная собственность», просто начинал вибрировать…

В этом, в частности, я вижу причину того, почему Горбачёв не смог довести перестройку до конца, почему мы пришли затем к ельцинизму.

Но концепция, высказанная в книге, упала на благодатную почву! Большинство читателей приняло публикацию за чистую монету. Газета со статьёй разлетелась мгновенно, потом её дополнительно распечатывали на ротапринте и продавали. Многие известные лица, выведенные в моём произведении в качестве персонажей, выступили с протестом, отрицая достоверность этих «мемуаров» (подборка этих опровержений опубликована). А группа депутатов Госдумы простодушно направила запрос в ФСБ (тогда ещё ФСК – Федеральная служба контрразведки) с просьбой прокомментировать: существовал ли такой план в реальности? Ясно, что получили они честный отрицательный ответ…

В «Голгофу» поверили даже такие талантливые люди, как Проханов. Ему очень хотелось, чтобы подобный план существовал на самом деле. Вот он и рисует в «Господине Гексогене» апокалиптические картины тайной деятельности ФСБ...

Думаю, слепое доверие публики связано с любовью, скажем так, к конспирологии. Нам скучно без заговоров, без секретных планов…

В книге была масса намёков на то, что это – художественная литература, но мало кто это заметил. А несложно было бы догадаться, что, например, фотография "Подготовка в КГБ агентов влияния" – не настоящая: там изображены истязания еретиков в Средневековье, снимок сделан в Лондонском музее пыток. На фотомонтаже, где я якобы иду с Андроповым, моя голова «приделана» к туловищу секретаря карельского обкома КПСС Сенькина (что жутко возмутило карельских партийцев). Все эти детали делали книгу как бы саморазоблачающейся.

ТЕЛЕГА НА БЕГУ

Итак, план «Голгофа» – это мой вымысел. Но попади я своим текстом в какое-то реальное поле, мне об этом обязательно сказал бы Крючков. Я общался и с зампредом КГБ Бобковым, он тоже ничего не говорил. Подобный план был невозможен – во всяком случае, в авторстве Андропова. Он был уже тогда тяжело болен. И как потом всё пошло? Горбачёв с его антиалкогольной кампанией…

– Однако у вас ведь эта кампания – часть тайного плана Андропова.

– Но это же смешно! Откровенная сатира. Причём не на Андропова, а на Горбачёва. Сначала у меня агент влияния КГБ – он, потом – Ельцин. А на самом деле – вспомните, как всё было. Как получилось, что ГКЧП оказался не в силах штурмовать Белый Дом?..

Наша современная история представляется мне как бы расшатанной телегой. У неё одно колесо вот-вот слетит, однако телега мчится во весь опор. Тут не нужны никакие дьявольские заговоры, чтобы влететь в эпохальный кризис.

Но если всё же говорить о соответствии написанного реальности, то, несомненно,  ельцинская революция носила буржуазно-демократический характер. Но делалась-то всерьёз, а не для дискредитации капитализма! И сам я поначалу, как и Горбачёва, поддерживал Ельцина. Тем более что у меня сын был в те горячие дни в Белом доме...

Конечно, потом пришло резкое разочарование в Ельцине, который внёс жуткую безалаберность в нашу жизнь. Образ старца, пляшущего с народом для повышения своего рейтинга, или вдруг дирижирующего оркестром – такое не забудешь… И приватизация, как квинтэсенция его политики.

А вот эпоха Путина, как мне кажется, внесла в нашу жизнь изменения морального порядка. Понятие ответственности снова возникло в качестве позитивной ценности. И что важно – у страны появилась внешняя политика! Это не то, что при Андрее Козыреве, который знал только слово «йес»! Наверное, эта политика не идеальна, но она есть. Мы не просто американские прихвостни, но имеем собственную стратегию, ориентированную и на Азию, и на Европу, и прежде всего на ближнее зарубежье.

Ещё Путин сумел наладить пропаганду своих успехов. Это очень важно. Другое дело, всегда ли пропаганда соответствует действительности!

ГЛАВНОЕ ПРАВО

– И всё же, как вы оцениваете сегодняшнюю ситуацию?

– Оппозиционная пресса пишет: закручиваются гайки, возродилась цензура! Но это чушь. Просто многие очень хотят возвращения ельцинских времён. Между тем, никто не избивает демонстрантов или журналистов, и никакой реальной цензуры не видно. Конечно, телевидение стало более управляемым. Но посмотрите: то же НТВ не так уж сильно отличается от НТВ  прежнего, «пост-гусинского». Примечаются ошибки президента, существует реальная, порой жёсткая критика. В таких газетах как «Московские новости», «Новая газета», публикуются очень острые материалы – про ту же Чечню, например.

То же самое, скажем, в США: если бы не пресса, кто узнал бы про истязания пленных в Ираке?

Конечно, поражение правых на политическом поле представляется им самим гибелью демократии вообще. Но много ли они сделали, пока были у власти? В буржуазной революции выиграли только крупные собственники. Бедные стали ещё беднее. И чего стоят политические права бедного человека, без реализации его элементарных экономических прав? Ведь именно в минувшее «либеральное» десятилетие распался СССР, началась экономическая разруха, миграция, разброд. Столько человеческих трагедий…

Свобода слова, демократия при всей их важности – не самое главное. Главное –  свобода экономическая. И, кстати, в КГБ хорошо это понимали. Поэтому массовое появление в СССР кооперативов уже трактовалось, как огромный риск. «Они легко могут перерасти в форпосты борьбы против социализма!».

Хотя официально, конечно, КГБ поддерживал перестройку, поскольку таков был партийный курс.

ОРАКУЛЫ

– …В книге привлекают внимание и якобы подготовленные вашей командой компьютерные прогнозы развития СССР. Деталь выглядит совсем достоверной.

– Сколь ни правдоподобна это деталь, но и она тоже – вымысел. Конечно, в КГБ тогда уже использовалась самая современная вычислительная техника. Я хорошо помню эти АСУ (автоматические системы управления), благодаря которым чертовски облечалась работа с архивами, группами данных…

– А помнится, на Западе ещё десятилетием раньше прогремели доклады Римского клуба о надвигающихся планетарных катастрофах – энергетической, продовольственной, экологической. Расчёты велись на компьютерах. Странно было нам не воспользоваться этими методами!

– Вы правы, всё это тогда вызывало большое доверие, и вообще было страшно модно. Хотя американцы, похоже, давно разочаровались в компьютерных прогнозах. Сегодня о них говорится без прежнего пафоса.

Мы же и в те времена предпочитали так называемые «живые прогнозы». Опросы мудрецов. Академик, экономист Николай Иноземцев, в своё время советник Брежнева по внешней политике, или директор Института США и Канады Георгий Арбатов, когда нужно было выдать прогноз развития каких-то западных стран, делали разработку в рамках своего института на основе так называемого «дельфийского метода» – с десятью своими экспертами. Доклады академики слали Юрию Андропову, которого они, кстати, очень ценили, а мы параллельно проводили работу со своими тремя экспертами. Метод этот, надо сказать, по-прежнему самый эффективный.

Но дело вовсе не в этом. Делать прогнозы, тем более негативные, развития страны – это означало бы усомниться в правильности осуществляемого курса, в единственности исторического пути!

Советское руководство сознательно не шло на анализ происходящего со страной, новых тенденций. Анализ оставался делом диссидентов. Андрей Амальрик ещё в 1969 году в знаменитом эссе «Просуществует ли Советский Союз до 1984 года?» предсказал кризис социалистической системы. Как видим, погрешность в прогнозе незначительная…

А если бы даже, скажем, кто-то из разведки решился на серьёзный анализ ситуации в СССР, ему бы немедленно перекрыли кислород: почему занимаетесь антисоветчиной? Анализируйте лучше ситуацию в НАТО!

Внешняя-то разведка у нас работала эффективно. И у того же НАТО мы добыли немало секретов…

Тогда считалось самым важным – петь в один голос. И сейчас, и раньше, я полагаю, роль КГБ в СССР несколько преувеличивалась, демонизировалась (что и высмеивается, в частности, в моей книге). Каковы бы они ни были, КГБ выполнял внешние по отношению к нему задачи, и исповедовал идеологию, продуцировавшуюся вне его, а именно в верхушке КПСС. Это был обыкновенный исполнительный орган, как и аналогичные ведомства во всех странах, включая западные.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ИНСТРУМЕНТЫ

– Чем закончилась история с «обнародованием» плана «Голгофа»?

– Шумиха держалась долго – года два-три. Идею взяли на вооружение конспирологи, цитировали по-всякому – кто с осуждением, кто с нежностью… Мол, всё идёт по плану! Через год после первопубликации, 1 апреля 1996 года Андрей Разбаш делал беседу со мной в прямом эфире – причём с большими титрами: «1 апреля». С чёрным прямоугольником на глазах я играл роль слегка спятившего «серого кардинала», сошедшего с рельс бывшего агента, пьяницу и любителя секса... Обращались ко мне «Игорь Львович» – с еврейским отчеством, как полагалось приличному диссиденту. Что тут началось в стране! Настоящая паника. Куча звонков в редакцию. Даже из Киева: это правда, что сюда придут танки?.. Краем уха я слышал истории про то, как актёры в театрах бросали гримироваться, бежали домой паковать вещи…

И это при том, что мы с Артёмом Боровиком исправно выступали с опровержениями этой концепции.

Сейчас готовится переиздание, дополненное, «Декамерона шпионов». Там всё уже складывается в единую линию: Путин вырастает как фигура, изначально избранная Андроповым. Но Ельцин, запланированный на промежуточную роль, засиделся на троне – упёрся и не хочет уходить! Его спрашивают: а как же план, Борис Николаевич? Мы же договаривались! А он – ни в какую. И тогда предпринимаются экстренные меры по дискредитации Ельцина, чтобы народ озверел и сам его скинул. Специальные самолёты засыпают дерьмом крупные российские города. А народу хоть бы что! Не звереет, и всё. Ну что ж делать – пришлось зажать старику пассатижами «загогулину» перед его выступлением на ТВ, и только тогда он подал в оставку…

Так что продолжение сюжета – уже откровенная комедия, буффонада.

ОТРЕЗВЛЕНИЕ

– Вернёмся к социальному кризису. Его можно рассматривать как эффективный механизм капитализации человеческого ресурса. Насколько, по-вашему, он капитализировался в России за годы политико-экономического кризиса 1990-х? Насколько – в последние годы?

– Если говорить об экономической стороне, то, безусловно, население не стало жить лучше. Ситуация улучшилась разве что для среднего класса – для тех 25% населения, чья деятельность как-либо связана с крупным капиталом. Это люди, которые имеют возможность делать накопления, ездить за границу, проводить отпуск на тропических курортах.

Для подавляющего большинства населения улучшения не видны. Положение довольно мрачное. Прибавки к пенсии сжираются инфляцией – цены-то тоже растут!

Но я уверен, что бедность – это страшная драма не только для бедных, но и для богатых. Богатый должен ездить вечно с охраной, а то его того и гляди убьют, или дочь возьмут в заложники, или тому подобное.

– А предпринимательский, коммерческий дух? Скажем, у Герберта Уэллса в книге «Россия во мгле» меня в своё время поразила фраза «русские  всегда  любили поторговать и поторговаться»…

– Раньше я не очень верил в этот предпринимательский дух. Но постепенно стал всё чаще  убеждаться в его существовании. Только проявляться он начал вовсе не при Ельцине, а гораздо раньше.

Посмотрите, какой бросок мы сделали за полвека при большевиках: от сохи до Космоса! Нельзя же всё объяснить одним революционным энтузиазмом или ужасами сталинизма. И в то же время нам мешали очень серьёзные пороки, прежде всего пьянство.

Сейчас же я нередко вижу этот здоровый, творческий дух в чистом виде. Часто можно встретить какую-нибудь строительную бригаду – совершенно трезвую, причём из принципиальных соображений.

– Помнится, вы, проработавший резидентом в Великобритании много лет, как-то сравнили русских с англичанами в пользу последних: те тоже любители выпить, но им достаточно опрокинуть сто граммов в день, или сколько-то – и на этом стоп. У нас – бутыль початую надо допить!

– Ну, это к слову пришлось. А сейчас у нас ситуация в этом плане улучшается. Наоборот, вспомним Карамзина: он в своё время просто поразился английскому пьянству. И воровству. А ведь это начало XIX века! Так что всё очень непросто.

Беседовал Игорь Сид


Добавить комментарий

Текст:*
Ваше имя:*
Ваш e-mail:*
Запомнить меня

Комментарии публикуются без какой-либо предварительной проверки и отражают точку зрения их авторов. Ответственность за информацию, которую публикует автор комментария, целиком лежит на нем самом.

Однако администрация Soob.ru оставляет за собой право удалять комментарии, содержащие оскорбления в адрес редакции или авторов материалов, других участников, нецензурные, заведомо ложные, призывающие к насилию, нарушающие законы или общепринятые морально-этические нормы, а также информацию рекламного характера.






Кризис. Предназначение. Человеческий капитал.
Тема номера
Через тернии - дальше, дальше, дальше...
Дмитрий Петров
Человеческий капитал
Редакция "Со-Общения"
Возвращение человека
Олег Алексеев
Капитал: Новое прочтение
Александр Неклесса
Народу много. А люди - где?
Михаил Кутузов
Со-Общения
Со-Общения
Практика
Сам себе тренер
Руфина Копылова
Если вы хотите передать дело детям
Елена Русская
Капитал в открытом доступе
Ирина Кучма
Актуальный сюжет
Вам послание. От Президента Российской Федерации
Дмитрий Петров, Анна Носенко
Кадровый пасьянс - 2008
Павел Малиновский
Где живет сейчас наследник?
Литература на сквозняке истории
Редакция "Со-Общения"
Оперативный простор
Русские Сен-Пьеры
Мирон Боргулев
"План Андропова" десять лет спустя
Михаил Любимов
Гуманитарные технологии на переломе эр
Алексей Ширшов
Неты Будущего. Neтократия
Алан Кросби. Наследование бизнеса
Иткуль Кашапова
Переоценка ценностей
Мария Син-Ше


e-mail: info@soob.ru
© Со-общение. 1999-2017
Запрещается перепечатка, воспроизведение, распространение, в том числе в переводе, любых статей с сайта www.soob.ru без письменного разрешения редакции журнала "Со-общение", кроме тех случаев, когда в статье прямо указано разрешение на копирование.