Главная  |  О журнале  |  Новости журнала  |  Открытая трибуна  |  Со-Общения  |  Мероприятия  |  Партнерство   Написать нам Карта сайта Поиск

О журнале
Новости журнала
Открытая трибуна
Со-Общения
Мероприятия
Литература
Партнерство


Архив номеров
Контакты





недвижимость на кипре
Думаю, вас приятно удивит, по какой цене здесь колодцы связи ККС 4-80 продаются.



soob.ru / Архив журналов / 2004 / Новые языки нового мира / Практика

Дипломатия: от «новояза к новым языкам»


Ветру перемен подвержена даже твердыня ООН

Александр Горелик
Директор Информационного центра ООН в Москве
dpi-moscow@unic.ru
Версия для печати
Послать по почте

Предельно формализованная и регламентированная сфера дипломатических отношений претерпевает определенные изменения. Новым становится визави дипломата, расширяется круг его контрагентов. Существенно модернизируются подходы к решению конфликтов. Остается ли неизменным дипломатический язык?

СМЕНА КОНТРАГЕНТОВ

- В чем заключаются вызовы, бросаемые новейшим временем классическому амплуа дипломата и традиционным «дипломатическим технологиям»?

- Прежде всего, это огромный поток информации, подчас просто ее избыток. СМИ кругом, СМИ достигли цикла 24 часа в сутки. Их присутствие откладывает огромный отпечаток на то, как работают дипломаты. Это очень сильный новый фактор. И подача информации, любой комментарий, подборка того, что СМИ показывают, пишут и говорят, — это всё оказывает влияние. Еще после первой войны в Заливе родилось выражение «фактор CNN». Тогда же, как признание повсеместности и влияния канала CNN, в Нью-Йорке родилась поговорка о том, что «CNN стало 16-м членом Совета Безопасности».

Второй фактор — тенденция не новая, но ставшая в условиях глобализации очень выпуклой — это потеря государствами монополии на ведение международных дел. Здесь всё более активно участвуют иные актеры. С одной стороны, это гражданское общество в разных своих проявлениях. При принятии внешнеполитических решений приходится учитывать давление, лоббизм со стороны общественных организаций, целевых групп, отстаивающих какую-либо большую идею или цель. Когда в середине 90-х годов согласовывали, а затем принимали беспрецедентный договор о запрете противопехотных мин, возникшая тогда коалиция неправительственных организаций сыграла очень большую, если не определяющую роль в том, что государства так быстро, в короткие сроки приняли этот документ. Amnesty International, Human Rights Watch за счет своего экспертного потенциала, за счет налаженных каналов влияния на государства и на международные организации эффективно добиваются своих целей, осуществляя мониторинг ситуации с правами человека, и ратуют за те или иные сдвиги в политике или принятие каких-то решений.

С другой стороны — бизнес. Торговые потоки и в еще большей мере потоки финансовые всё менее подвластны государственному регулированию. Свободное перетекание их из одной части мира в другую создает для государств как большие выгоды, так и очень большие проблемы. И государства вынуждены считаться с этим фактором.

Третий вызов новейшего времени связан с тем, что меняется характер конфликтов во многих местах. Классических межгосударственных конфликтов становится всё меньше и меньше. Поэтому агрессия Ирака против Кувейта в 1991 году и была таким вопиющим рецидивом. Конфликты стали запутанной, кровавой кашей, с неясной конфигурацией, в которой зачастую сложно разобраться. Почти во всех африканских конфликтах, которых, увы, много, участвуют негосударственные действующие лица. Нерегулярные военные формирования без четкой политической направленности, без четкой идеологии, действующие так, что неясна подчас их конечная цель. Зато методы, которыми они действуют, — самые что ни на есть кровавые, жестокие, не отвечающие никаким нормам права. С повстанцами в той же Сьерра-Леоне или в этом году в Либерии, да и властями этой страны, практически ставшей несостоявшимся государством, очень трудно о чем-то договариваться, вводить конфликты в регулируемые формы. Это новый, очень тревожащий фактор. И политический инструментарий приходится периодически менять, и язык: что называется, с волками жить — по-волчьи выть.

«ФОРМУЛА АРРИА»

- Наблюдаются ли инновационные моменты в современной дипломатической практике, в частности в работе ООН?

- Если прежде дипломату приходилось взаимодействовать, как правило, с такими же дипломатами, как он, то сегодня к ним добавляются новые персонажи, партнеры. Необходимо контактировать как можно больше с представителями гражданского общества, негосударственных структур, лоббистских групп, вовлеченных в конфликты. В начале 90-х годов стало понятно, что классическая форма проведения заседаний Совета Безопасности ООН, на которые приглашаются только представители государств, перестала работать. И была изобретена новая форма — «формула Арриа». Совет Безопасности выходит из своей «башни из слоновой кости», из своего угла в Организации Объединенных Наций, где он проводит официальные заседания. Члены Совета переходят в другую залу, и, поскольку это как бы «выездное», неофициальное заседание, там они имеют полную возможность диалога с представителями неправительственных организаций, с правозащитными активистами, с негосударственными структурами.

Второй новый момент, всплывший по-настоящему в 90-е годы, — это важность обращения к экономической стороне конфликта. Прежде всего в Африке, но уже ясно, что и в других местах, в подавляющем большинстве конфликтов речь идет не просто о борьбе за власть, а о борьбе за природные ресурсы, за экономическую перспективу. И игнорировать это небезопасно. Политическая сторона дела, военные действия, переговоры, контакты, посредническая деятельность и так далее — это всё важно, но это поверхность. Вот, скажем, бушующий уже много лет конфликт в Конго, бывшем Заире, куда вмешались целый ряд государств Восточной, Южной и Западной Африки. Это самая богатая ресурсами страна континента. Поэтому и повстанцы, и страны, которые вмешались, под дымовой завесой конфликта — этой «малой мировой войны» в Центральной Африке — принялись усиленно расхищать природные богатства Конго. Такие моменты — топливо для продолжения многолетних конфликтов. Сьерра-Леоне, Либерия — это «кровавые» алмазы, Ангола — алмазы и нефть...

И вот теперь дипломаты, привлекая экспертов по экономике, по финансам, обращаются к экономической подоплеке этих конфликтов. Вводятся санкции Совета Безопасности, нацеленные на перекрытие подпитки конфликта со стороны кровавых денег. Санкции были введены против Сьерра-Леоне, против Либерии. В самом конце 90-х годов была инициирована большая международная кампания, получившая название «Кимберлийский процесс», по борьбе с «кровавыми» алмазами и сертификации всех алмазов, чтобы государства не покупали «бесхозные» камни, которые зачастую происходят как раз из конфликтных зон. Это новый подход, когда международное сообщество идет в глубь конфликтов, не удовлетворяясь попытками регулировать их только на политическом уровне.

БЛИЖЕ К АУДИТОРИИ

- Можно ли говорить о «попытках выработки новых дипломатических языков», или «обновления традиционного дипломатического языка»?

- Традиционный дипломатический язык жив. Дипломаты разговаривают и пишут прежде всего на нем. Это характерно прежде всего для международных организаций, таких, как ООН, ОБСЕ, НАТО, — там, где имеет место реальный процесс принятия решений, а не просто дискуссия. Такой язык отработан, достаточно гибок, и накоплено множество готовых формул, жонглируя которыми дипломаты реально добиваются каких-то решений.

Для непосвященного это объект для критики. Журналисты не устают потешаться над «птичьим» языком дипломатов, или «новоязом» (newspeak), — я и сам люблю этот термин, идущий от Оруэлла. Однако язык этот функционален.

Разумеется, дипломаты чувствуют себя стесненными в рамках бюрократического языка и чувствуют себя куда свободнее, когда находят возможность выхода за них. Например, публичные выступления в той же ООН дипломатов, а уж тем более министров и глав государств выдержаны в ином языке, они куда более приближены к пониманию широкой аудиторией, что работает в их пользу и с точки зрения СМИ. Мне очень нравится, как во многих случаях пишут и говорят представители Великобритании, Соединенных Штатов, Франции или Германии, Индии и целого ряда других стран.

Дипломатический язык находится сегодня во взаимодействии с другими сферами человеческого языка. В речи дипломатов и политиков появляются термины, связанные с бурным прогрессом Интернета, отсылки на последние события в мире культуры, особенно, конечно, кино.

- Помнится, оборонная инициатива США была названа «Звездные войны»...

- Другую фразу из той же киноэпопеи: «Империя контратакует» ("Empire strikes back") — тоже применяют по разным поводам. Использование таких словосочетаний с подтекстом расширяет спектр возможностей дипломата и политика.

Проникает в дипломатический язык и спортивная терминология. Например, «дополнительное время», в английском варианте — «овертайм», дипломаты дают себе, когда к какому-то времени заседания не удалось достичь внятного решения.

Всегда имеются и просто модные словечки. В начале девяностых популярным, с подачи бывшего генсека Бутроса Бутроса Гали, стало выражение «повестка дня» (agenda). Несколько его докладов назывались «Повестка дня для мира», «Повестка дня для развития» и так далее. И это удобное, короткое слово заполонило собой всё. Сейчас в моде другое — «дорожная карта».

ФАКТОР ЛИЧНОСТИ

- Традиционно дипломатическая сфера не подразумевает индивидуальность работника как самостоятельную ценность, ценится скорее, наоборот, способность максимально идентифицироваться с делегирующей его государственной единицей...

- Дипломаты — люди по определению дисциплинированные, обязанные претворять в жизнь линию, которая определена правительством. Как правило, имеются четкие инструкции: что можно, чего нельзя. Задаются пределы уступок, а где, наоборот, надо стоять намертво. Но конечно же дипломат — это не просто винтик, не просто солдат, а все-таки личность. Наибольшего эффекта, по моим наблюдениям, добиваются именно те люди, которые претворяют инструкции через свое «я», являются личностью, во-первых, и дипломатом, во-вторых. Тому есть множество примеров.

Недавно была грустная церемония прощания с выдающимся дипломатом Олегом Александровичем Трояновским. Это был образованный человек, колоссальных способностей, с потрясающим самообладанием и отличным чувством юмора, вызывавший — редкий случай — у всех собеседников чувство расположения, тепла, уважения. Его потеря и в ООН была воспринята как большая утрата. Помощник Генсекретаря по связям со СМИ, выступая в Штаб-квартире, напомнил известный в свое время случай. Однажды в 80-х, в нелегкие годы «холодной войны», в помещение Совета Безопасности ООН пробрались двое американских леваков, кажется, троцкистов. И они облили Трояновского и его американского коллегу красной краской. Я могу себе представить, что это было, ведь Совет Безопасности охраняется как святая святых, туда и журналистов-то пропускают через барьер полиции. И в этой суматохе Трояновский остался невозмутим и произнес: "Better red than dead". Это парафраз известной американской псевдошутки «Better dead than red». На присутствовавших это, конечно, произвело большое впечатление.

ПОМИМО ЛОЗУНГОВ

- Каковы, по-вашему, перспективы взаимопонимания между народами в случае глобального развития по «одно-полярному» сценарию?

- Взаимопонимание между народами — очень интересная и сложная вещь. Народы общаются друг с другом на разных уровнях: один уровень — через внешнюю политику в ее официальном изложении, а другой, куда более демократичный и широкий, — это народная дипломатия. Без этого движения людей навстречу друг другу официальная дипломатия одна воз не вытянет.

Довольно быстро ушли иллюзии конца 80-х — начала 90-х годов, когда казалось, что кончилась «холодная война» между мощными блоками и ничего радикального разделять, во всяком случае развитые государства, уже не будут. Тогда же политологом Фукуямой была вброшена в обиход идея «конца Истории». Но никакого конца истории, как видим, не произошло. Даже если, слава Богу, противостояние на Севере сократилось, всё равно человеческая природа такова, что противоречия есть всегда, даже между близкими союзниками, — вы видели во время иракской войны, как НАТО политически раскололось. Есть еще и торгово-экономические противоречия, и культурные несовпадения. И это приводит нас к другой серьезной вещи. Это тема столкновения цивилизаций.

- Теория Хантингтона?..

- Всё больше людей признают, что в этой теории есть рациональное зерно. А тем более после того, что произошло в сентябре 2001 года в Соединенных Штатах, и ввиду реакции Америки, получившей название «борьбы с международным терроризмом». Мы видим, увы, что в сегодняшнем мире тенденция разъединения очень реальна! И цивилизации, и религии, и культуры, они, с одной стороны, движутся навстречу друг другу. С другой стороны, реакция протеста, отторжения ценностей, которые пропагандирует западная культура, отторжение политического курса и экономического поведения Запада — всё это налицо. И носители крайних взглядов обращаются к терроризму. Россия с этим сталкивается тоже: на Северном Кавказе (в Чечне и вокруг нее), но уже и не только там. И меняется взгляд политологов на то, что происходит. Даже те из них, кто критически относится к поведению Москвы, к чеченской воине, теперь говорят о том, что речь уже идет далеко не только о сепаратистском движении, что налицо уже радикальное исламистское устремление, смысл которого в том, чтобы создать общество, основанное на крайних экстремистских прочтениях Корана и исламской религии.

Вот что беспокоит в плане взаимопонимания между народами. В последние годы мы, Информационный центр, и вся ООН, очень активно проповедуем тему диалога цивилизаций, пропагандируем концепцию «культуры мира». Это абсолютно правильные идеи и лозунги, тезисы, они остаются по-прежнему с нами. Реальность, однако, такова, что новые тревожащие вещи в мире наносят очень серьезный ущерб и диалогу цивилизаций, и культуре мира, они наступательны, резки, и недостаточно лозунгов типа «Ребята, давайте жить дружно».

Однополярный сценарий, доминирование в мире одной сверхдержавы — серьезный вызов для ООН. С другой стороны, мне доводилось читать мнения политологов, что после Первой мировой войны доминирование Соединенных Штатов было еще более выпуклым. Просто тогда в мире происходило столько событий, — скажем, та же революция в России, — что подъем Америки не был настолько очевидным. Очень многие считают, что с этим надо что-то делать. И ООН — один из лучших механизмов для того, чтобы это доминирование крупной державы в какой степени минимизировать. В центральном органе ООН — Совете Безопасности — есть инструмент вето, за счет чего более слабые сегодня остальные четыре державы могут фактически застопорить американцев. Что и произошло в начале этого года по теме Ирака, когда США попытались провести в Совете Безопасности нужное им решение.

В этом огромный козырь международных организаций. Это не какой-то клуб, типа Большой Восьмерки. Ведь у нее писаных правил нет, поэтому и решения там принимаются своеобразно — путем многомесячных консультаций — и, строго говоря, не обязательны, а являются наброском общих действий... И международные организации имеют очень серьезные шансы на то, чтобы оставаться с нами, именно потому что работают на основании четких правил. Правила всегда могут быть использованы более слабыми против более сильных.

Беседовал Игорь Сид


Добавить комментарий

Текст:*
Ваше имя:*
Ваш e-mail:*
Запомнить меня

Комментарии публикуются без какой-либо предварительной проверки и отражают точку зрения их авторов. Ответственность за информацию, которую публикует автор комментария, целиком лежит на нем самом.

Однако администрация Soob.ru оставляет за собой право удалять комментарии, содержащие оскорбления в адрес редакции или авторов материалов, других участников, нецензурные, заведомо ложные, призывающие к насилию, нарушающие законы или общепринятые морально-этические нормы, а также информацию рекламного характера.






Новые языки нового мира
Концепт
В коридорах вавилонской башни
Дмитрий Петров
Власть языка
Евгений Сабуров
Волшебный язык Путина
Евгений Бунимович
Да здравствует (контр) революция!
Ефим Островский
Ограниченность инновации
Дмитрий Пригов
Сообщения
Со-Общения
Практика
Деловой разговор
Андрей Успенский
Не надо хвататься за голову
Павел Теплухин
Жестокая песня о пенсии
Эдуард Михневский
Наш пылесос, вперед лети...
Андрей Левкин
Блистательное поражение СПС
Сергей Митрофанов
Ошибка эксперта
Евгения Абрамова
А вы говорите -шоу б-и-и-и-знес
Александр Цекало
Вавилоновские строители обретают язык жестов
Оксана Мосендз
Шут, колдун, советник, соперник
Игорь Сид
Дипломатия: от «новояза к новым языкам»
Александр Горелик
Оперативный простор
Как рождаются боги?
Сергей Переслегин
Человек среди миров
Виктор Осипов
Пионер русского «ЖМЕЙКЕРСТВА»
Анна Бражкина
Не надо бояться медиавирусов
Кондратий Рылеев


e-mail: info@soob.ru
© Со-общение. 1999-2017
Запрещается перепечатка, воспроизведение, распространение, в том числе в переводе, любых статей с сайта www.soob.ru без письменного разрешения редакции журнала "Со-общение", кроме тех случаев, когда в статье прямо указано разрешение на копирование.